Ю. Стефанов. Автопортрет

Юрий Стефанов

БАШНЯ ГОЛОДА

зимний дневник 97-98

[Назад]



1. РАСПУТЬЕ

Водка - дурной советчик:
Вспыхнет, зальёт глаза,
Опалит, искалечит,
Все сорвёт тормоза.

Скорость неудержима:
Миг - и нету версты.
Вилки, развилки - мимо,
Мимо - рюмки, мосты.

Жизни не взять измором:
Кончишь парад-алле:
Худо, коль под забором,
Чудо, коль на столе. 

23 декабря `97



2. БАШНЯ ГОЛОДА

Рёбра переломаны,
В черепе дыра:
Видно, вон из дома мне
Уж давно пора.

Хватит хмеля-солода,
Пей свою слюну!
В башне тьмы и голода
Сам себя замкну.

Поиграю рёбрами,
Костью теменной:
Люди, слишком добрыми
Были вы со мной. 

24 декабря `97



3. РАДИО "РЕТРО"

I

Забрёл я с милкой в тёмный лес,
В дремучий кинозал,
И как там на неё залез,
Так век бы не слезал.

Во весь экран её лица
Туманное пятно.
Ах, вот бы длилось без конца
То дивное кино!

декабрь `97 - февраль `98

II Сегодня праздник у девчат - В районном клубе танцы, А у парней так и торчат Все их протуберанцы. В районном клубе смех и грех: Ждут Зинки и Ларисы, Кого же парни раньше всех Потащат за кулисы.

январь - февраль `98

III Я не знаю, где встретиться Вам придётся со мной: Шакти крутится-вертится, Шива - столп соляной. И мелькают зеркала и ванны, Каравеллы и катамараны, Только жаль, таких посудин нету, Чтобы вместе переплыть нам Лету...


4. ИСКАТЕЛИ ЖЕМЧУГА

Я стал подобьем Тинякова,
На то мы с ним и земляки.
Бычок с асфальта - что ж такого?
И он - плевок, и мы - плевки.

Помолвка мух, помойка, диво
Поэзии. Мне больше впрок
Пустая ёмкость из-под пива,
Чем прежде лучшая из строк. 

22-23 января `98



5. ЛАРИСИНЫ ЛАРЫ

Боженята домашние, лары,
Жили издревле в красном куту,
Охраняли лари и амбары,
Пособляли и псу, и коту,

Чтобы всякие мыши и крысы
Не творили своей чертовни,
Не губили припасов Ларисы,
Тёзки ларов и ихней родни. 

31 января `98



6. ДВЕ НАДПИСИ НА КНИГЕ МОРИСА БЛАНШО "НЕВЫРАЗИМОЕ СООБЩЕСТВО"



I. КОАНЫ БЕЛОЙ ВОРОНЫ

У Мориса Бланшо что ни фраза, то оксюморон:
Познавая девицу, в незнании мы пребываем,
Сон - сплошная реальность, а явь - это сон,
Ад - изнанка того, что нам кажется раем.

Ты, Морис, не даос ли? Дорос ли, Морис,
Ты до истин простых, что вещают с помоек вороны?
Мы белы, вы черны, низ есть верх, верх есть низ -
Вот вороньи коаны твои, вот и все твои оксюмороны. 

11 февраля `98



II. ЛАРЬ ЛАРИСЫ

Сей жуткий текст, пример позора,
Книжонку клоуна Бланшо,
Швырните, Лара, в ларь для сора -
Пусть ей там будет хорошо.

Зело темны и тяжеленны
Её кривые письмена,
И даже целям гигиены
Не может послужить она. 

22 февраля `98



7. ИЗ ШИХАБА СУХРАВАРДИ

Совы сказали: "А ты не сошёл с ума?
Можно ли что увидеть в кромешном мраке
Дня, когда вместе с солнцем восходит тьма,
И такие, как ты, распускают о свете враки?

Зряча сова, ясновидящ подземный крот,
Все остальные - безглазые пустомели.
Заклюём же слепца!" - Но слепым притворился удод,
И провидцы-совы его заклевать не посмели. 

26 февраля `98



8. МОЯ МАЛЕНЬКАЯ ДНЕВНАЯ МУЗЫКА

Что мне ваши "Иванушки", ваша "На-на"?
Их трезвон с хрипотой моих муз не сравнится.
Мышь скребётся, синица слышна из окна,
Время льётся, слезится из крана водица.

Сердце бьётся, котлета на кухне скворчит,
Как органные трубы поют водостоки,
Кот мяучит, голодное брюхо бурчит,
Кровь в висках барабанит, рифмуются строки. 

февраль `98



9. ВОЗЬМИ СЕБЕ, БОЖЕ

Овсянка есть, семь пачек "Примы" -
До полной не дошёл дыры.
Воистину, неистощимы
Твои, о Господи, дары.

Где только жизнь не пропадала,
Дырой зияя между строк?
Дыра, дыра, любого дара
Неиссякаемый исток!

Бог даст, пройдя маршрутом страшным,
Дырою расцвету я сам,
И, пусть грошовым, пусть пустяшным
Отдарком стану небесам. 

26 февраля `98



10. МОЙ МАЛЕНЬКИЙ ОКСЮМОРОН

Тупик иль пик? Какое дело
Поэту бедному до вас?
Он не искатель беспредела,
Он верхогляд, не верхолаз.

Он так, невемо что, серёдка
На половинку. Кто поймёт,
Что не водица он, не водка,
А сладкий яд и горький мёд. 

26 февраля `98



11. КОММЕНТАРИИ К МАЙРИНКУ

Мудреней, чем окуню из верши
Или Ляпондеру из темницы,
Выпростаться из твоей авейши,
Из воронки муравьиной львицы.

Не ларец ты - башня-Далиборка,
Где томлюсь я, с голоду сдыхая,
Лорка-корка, чёрствая каморка,
Стень сухая и стена глухая. 

26 февраля `98



12. МЕЖДУ ПАЖИТЬЮ И СУСЕКОМ

Разнесло от семени мошонку,
Скоро ль сев - ума не приложу.
Доклюю овёс, прикончу пшёнку,
Нос повешу, ложку оближу.

Вот напасть, вот иродово время,
Пуст сусек как чрево у вдовы.
Рад бы что посеять, да ведь семя
Не взойдёт без пажити, увы. 

26 февраля `98



13. МУРАВЬИНАЯ ЛЬВИЦА

I

Если барышня изголодалась,
Роет ямку покруче она,
Чтоб послаще добыча досталась,
Побыстрее скатилась до дна.

И таится, ловец и привада,
Закопавшись в песок до бровей:
Не шмыгнёт ли по краю распада
Бестолковый какой муравей?

Долгожданный мой, как же ты лаком,
Как без ласк твоих голодно мне!
Я тебя не спеша и со смаком
Растворю в своей сладкой слюне.

Всё едино, владыка ль ты, раб ли,
Только пищей и пойлом мне будь.
Я тебя дохлебаю до капли,
Съем и высосу всю твою суть.

Ты хотел поцелуев? Стерпи же
Дрожь и натиск хитиновых жвал,
Дай мне вздуться от лакомой жижи, -
Кто ещё тебя так целовал?

27 февраля `98

II Что поделать, сестрица-мертвица В чешуе из персидских монет? Всё реальное нам только снится, А в тебе и реальности нет. Серебро твоё - сажа и лажа, Чар и черни селеновый сплав. Муравьиная львица, куда же Ты слиняла, меня опростав?

26 февраля `98



14. КРОВЬ С МОЛОКОМ

Поучали китайские мудрецы:
Не транжирь как попало энергию ци,
Глупо собственной кровью - и белой, и красной -
Исходить по-пустому в натуге напрасной.

Только много ль нам проку в ученье таком,
Коль зовём мы красавицу "кровь с молоком",
Норовя до конца, и душою, и телом,
Дело в красном подстёгивать деланьем в белом? 

5 марта `98



15. ПЕЩНОЕ ДЕЙСТВО

Сор и пепел, ошмётки, объедки,
Смех и слёзы, мажор и минор -
Всё спалить надо в пепле загнётки,
Всё свалить в кровяной атанор.

В гримуарах не зря говорится,
Что конец и начало - свинец,
И что гниль из сусека гробницы
Выпекается в царский венец. 

5 марта `98



16. МЕЧ ИЗ ГЕМАТИТА

- Вы волнистей малайского криса,
Вы страшней, чем двулезвенный меч,
Отчего бы вам вправду, Лариса,
Между мною и смертью не лечь?

Вот крутая была бы триада -
Смерть и смертник в обнимку с мечом.
Шалаша в парадизе не надо,
Если с милой и смерть нипочём.

- Я не меч, а мученье и чудо,
Я не блудня, а blood - гематит.
Так что будет тому не до блуда,
Кто в оружье меня превратит.

Я и сульфур, и лунный меркурий,
И кровавый раствор соляной,
Вы б и мига не прожили, Юрий
Николаич, во мне и со мной.

3-4 марта `98

[К оглавлению]

<< К оглавлению