И под колонною заместо баобаба

Владимир Карпец

L`AUTRE ОМОН



[Назад]







ПАРАД

От рудников, руин, артерий,
Сгоревших сот
Там, где невидимые звери
Сходят с высот.

Там, на неведомо-сверхвышней
Черной звезде,
На зов трубы, вовек не слышной
Никем, нигде.

Из неродившейся травы той,
Из несть-реки,
Из пустоты, нулем обвитой,
Всходят полки.

Хоры, хоругви, троекратно
Которых нет,
Застыли поперек обратно
Текущих лет.

Пока, как птицей ставший полоз,
Взлетом стрелы
Не вспыхнет волос, логос, голос -
Здорово, орлы!

И всяк орел, возмыв над гарью,
Крылами бьет:
Несуществующему Государю
Честь отдает.


L`AUTRE ОМОН, ИЛИ ПАМЯТИ СИРАНО ДЕ БЕРЖЕРАКА

Дормир, Носов, Дормир.
(А.В.)

L`AUTRE ОМОН пребывает всегда незрим.
L`AUTRE ОМОН стережет сверхнадсущный Рим.
Тот самый, четвертый, иже не время суток
В себя вмешает ниже человечь рассудок.
Если звонок - и нет никого - знай, это он.
Это к тебе за тобой прислан  L`AUTRE ОМОН.
Это свинец - посылает сигналы печень.
Это светец - молвит предсердие - он вечен.
Это пиздец - шепчет внутренний жидомасон.
Это венец - рцет инок сердца сквозь тонкий сон.
Это везут? Что там везут? Эти гроба чьи?
Рота, подъем! Метлы на суд! Главы ввысь собачьи!
Как мертвецки рты, ручьи пересохли рачьи.
Пока спешит через огненну реку врач и
Тот ОМОН, что по мётрам чует чеченский след -
Мертвая тень блюстителей того, чего нет.
Сторож, сколько ночи? - Славен град! - Третья стража.
Всадник и змий едины, как цвет камуфляжа.
Чернь-червь под конем извивается, хамелеон -
Пробди его торс до Руси, L`AUTRE ОМОН!
Дабы чермен хлынул ручей, но прежде черен -
Ворог мокрей, вран, который одному верен
Дубу невзросшему, но именно это он
Льволк, птицедлак, витриолог,  L`AUTRE ОМОН. 


* * *

Спи, орнитолог, спи, сон тебе будет пухом,
Духа не угашай - веяно в духе духом...
Кружатся в паре траурница и махаон:
Спецзадание выполнил L`AUTRE ОМОН.
Значит, не ждали - кого-то другого ждали,
Отворится, ждали, рытвина ли, гряда ли.
Ждали, как на горах князя, вздета на щиты,
Но его-то мощей не отыщешь в нощи ты.
Ибо L`AUTRE ОМОН посетил долины,
Вишневый сад, где когда-то цвела малина...
Так выйди-слушай, пока слышно на сотни га,
В чье там окошко стучит липовая нога. 


* * *

этим отблеском не поверь сверхмонтажник и верхолаз семь отрежь и один отмерь из числаисчисленных раз укорачивается постой выпускает последний пот и по душу твою святой вылетает с пилой пол пот неотмаливаемо сие хоть упрашивай клянчи хоть у тебя на тебя досье у него до тебя есть хоть внесверхсущностный зрит партком всю тобою явленну суть и никто не взмахнет платком провожая в последний путь



ИЗ ЦИКЛА "СИЛЛАБИЧЕСКИЙ САД", или

Вирши силлабо-химические

СТИХИ НА ПЕРВОМАТЕРИЮ ФИЛОСОФСКОГО КАМНЯ

Из Василия Валентина
Петра есть, гроша ломана не стоит,
Огнь родить летуч дело ей простое.
Она бо он же и есть,
Алое же с белым сумела свесть.
Петра наша камень есть и не камень,
Действо естества ею извлекаем.
Из нея поток истек,
Отца ея ось облек.
Поглощая его животом тела,
Душу живу отдает в обмен целу
Да будет его мать, как и он, - птица.
Его же и царица.
И воистину он в силе и славе
С нею едино править будет вправе.
Солнца мать, входя в меру века полну,
Дочерь Вулкана летит яко волны.
Прежде отца мать пребыла,
Духом своим отца несла
Тело, душа же и дух воспряли двое
Живо всяко в них емлет родовое
Ее родил един, и оба едины -
Огонь летуч и недвижима льдина.
Двое, трое суть в единои хранимы.
Не поняв сего пути: пройдешь сокровищ мимо.
В бане парной Адам Красная Глина
Любы его с ним подобно - едины.
Древний же змий, хоть ее и вздрючил,
Силу потерял, ибо всмерть умучил.
Лубомудру суть
Сия двойная Ртуть.
Больше же сего ректи я не вправе,
Взяв сие в оум и вняв, ты уже во славе
Обрел бо, не теряя,
Велик путь без края. 


ЭПИГРАММА, СОЧИНЕННАЯ НА ВЕЛИКОЕ ДЕЛАНИЕ ВАСИЛИЯ ВАЛЕНТИНА

Из Михаила Майера
Гебр и Пактол - две реки; в них песок, на дне залегший,
Сущий золота исток, но исток не полно текший.
Тек же полно Валентин, целой книгою изливший
Сокровищницы цветы, приснобудущей и бывшей.
Сей плод сада Гесперид, сам ся от древа отъемля,
До земли снисшел, собой удобрив Германски земли.
Огнь Колхиды изнеся, сиречь Руно золотое,
Делание свершил, Великое же и простое.
Из-под сени законной изыдя, нам представляет
Царски труды, или же и сам по-царски просияет.
Ликуй же, восхищен, трудам таковым подражая,
Даже не допив до дня, все равно трудись, дерзая.
Мастер бо наш учил яко все во единем всяко,
Все же слова не слова, те и не те - помни тако.
Опричь книги сей иной вещественности не надо,
С нею вещ и без вещей станешь, обретя отраду. 


ЧЕТВЕРОГЛАЗНИК

Посвящается Вековке - 205 км Горьковской ж/д

ОКО КОНУНГОВ

ГЛАЗ ПЕРВЫЙ,
правый, в Китай-бор-от вперяется -
В Кси-лучах Кюри князь Кир-Юр не теряется,
Синий же Ус да от брады соблюдет себя
Да не Труп Вора в ладье причалит, гребя...
Илия-солея волот Муромский - иль я
Что-то здесь ищу, только Гусь-река гуслея
Рима раменье омывает, спасая, лья
Елей ветра купно с росой - витриоль белья,
Коим быль поросла, белоус-бела-трава
От карьера вверх до Стекольного-Града-Рва,
Где ворон в трубу вздул ради Чуды-Юды-Льва.
Пока он трубит, Русь не вырубит татарва.
С ним и орм-вяз, и ведмедко-космач, и Ермак
Урсус-Князь, урочище Ермус, Мелхиор-Маг.
По-ерам-по-херам глаголют Отец и Сын -
От Отца же Худ-Птицельвица-Подай-Косым
Взьми косу да вдоль Гусь-реки иди, где Касым -
Град Гусиный всплыл - будь покоен хоть пока сим -
Вдруг придешь-то во Ширь-Град на Сиян-горе,
На звезде-горе, где звенят о Игоре
Во псалтыри и гуслях предки Жиля де Ре. 


ГЛАЗ ВТОРЫЙ ЗУБ МУДРОСТИ

Еще листоверт,
уже шелкопряд...
Кто мудр - вовсе мертв,
ибо вписан в ряд,
ибо спит во рту
с тридцатью одним,
смертью первой ту
распечатал Ту-
рана Топоним.
Вторая же смерть
пуще сей ведро,
ибо Трети Треть
множит на Зеро.
Не-Девять - се клич
Ключаря ея -
се ключ, он же бич
недобытия.
Мать-баба-судьба
обе их испить,
пока путь-арба
суть путь, а не нить,
пока зрак раба
не познает рот,
не вернут гроба
Всецветущий Род.

Сухие, в сырой
лежим грудами -
Сарай-Сора-Рой
промеж рудами, 
где червь-многоморд -
един весть весны -
шагом вышних орд
лежим, попраны.
Так спим, кость к кости -
Подкаменный Бург -
сей зуб мудрости
вырви мне, КСИ-РУРГ... 


ГЛАЗ ТРЕТИЙ ТРИЦАРСТВЕН

Сок давится,
Брагу льет,
Воск плавится -
Царь плывет.
Свеч Сирия,
Сосен сон,
Се - Kyrie
Eleison.
Каков-от ковкий
Дак-дык-бор?
Вепрь Вековки -
Дикобор.
Вереск горе -
Цветоряд.
Весь выгорел
Ермус-град.
Негр-вран-взвей
Со стрех всех:
Царь Муравей -
Мера вех,
И Первостар,
Чей Сей Дом -
Кифа кифар,
Фонарь Домн.
А коль сквозь мох
В пески зреть 
Соль и Эль - ох! -
Дух на треть.
Сквозь рыбий глаз
Ветх скрип арб.

Корзина Аз,
Крп сиречь Карп. 


ГЛАЗ ЧЕТВЕРТЫЙ НА ГОСПОДИ, ВОЗЗВАХ

Господи, воззвах к тебе, услыши мя,
Коли нет ума, из огня в полымя
Из первого огня во второй огонь,
Да пройду сквозь онь, коли вниду в онь.
Егда с пяти сторон грядет иго-го -
Услыши глаз моления моего
И пощади мя со чады моими
За бездны, коим дерзал давать имя.
Да Ям-Суф-мудра вся в пересых уйдет,
Твоя же Премудрость-Прав-Косых буй-от
Косяк воскуривших в ладан обует
Во хрусталь-стекло-злато золу продует -
Царь-Девица-Сирин-Певица-Роах
Розы две насадит на горе-горах
Белую со алой присноросные -
Сиз парусов больные матросы мы
Ты же не верть их  в торфяник-чернь-бурую
Да останется каждая дурою.
Сохрани же и Вековку-Ермус-град
Да во веки веков свечьми сосны горят.
А о ком горят век за веком подряд -
Волки-волоты веки поднять велят.
Века век век совечен свечной реке -
Всяк не зачат шар стеклян держит в руке
А земля-то гудит, вся в оспе поди...

Оком воззвах, услыши мя, Господи. 


БРАЧНЫЕ СОНЕТЫ

1

Ложе, как нож, обнажи у пятой стены.
Видишь - окрест луга - нет ни одной страны.
Тура царицей будь, взьми его, мы вольны -
Львиный прольется елей из лога волны.

Недра мои полны, вороны их сыны.
Черною ямой бель черпай из глубины.
А зарудеет Аль - Каны вина за ны
Столько, что льни мне, как в поле на воле льны.

Пламени языки слизью упоены.
Емли, как лоно, око, рот, как ор войны.
Трои ворота двоими отворены.

Киев острится серп, кий-то кряхтит на ны?
Урн золото вяз наш, коли мы рождены
От умного солнца, умной же и луны.

2

Полно в папоротнике спать на опушке 
Слышишь, крадусь, как тать в полудне, или
Ушки, что сушки круга два на макушке
Входы в пещеру черепа очертили.

Все ли забыла - как мы друг друга пили, 
Как нас рвало с похмелья в кустах петрушки?
С каждой полушки вытки без нитки рюшки -
Только вот где - в леднике, в лесу, в степи ли...

Кто бы ни была ты - Дурга, Диана, Донна -
Из-подо дня достану, из-под полыни...
Сом-то усат в заводи сомы бездонной.

Все ль забыла - сколько ушло казны, не
Важно струе, текущей из лона ныне.
А под полой Ангел стоит нерожденный. 


RES ALIAS REX

Из Михаила Майера
В море зачат младенец, в воздухе он рожден,
Красным же став, у ног своих воды видит он.
Когда он бел, к вершинам горным иди за ним -
Мудрейшими из людей в тех горах он храним.
Камень он и не камень, Божий дар от небес.
Всех счастливее тот, кто нашел его и исчез. 

[К оглавлению]

<< К оглавлению