В капище

Александр Аринушкин

ПОСЛЕДНИЙ ТАМПЛИЕР



[Назад]



ГИМН ДЛЯ КТУЛХУ ГЕЗЕЛЬШАФТ 1

Мы отстояли наш Кадат
От профанического бреда
В анналы будущих баллад
Войдёт великая победа.

Несокрушим богов оплот,
Где ждёт, от голода зверея,
Покрытый шерстью Ран-Тегот -
Последний страж Гипербореи.

Мы ждём падения Луны
И возвышения Юггота,
А мёртвый Ктулху видит сны,
Готовясь выйти на охоту.

Наш чёрный Ктулху Гезелльшафт
Подобен Р'лайху под волнами,
И пусть потомки завершат
Однажды начатое нами.

Шагготы - вниз! Плывут полки
Ломать запретные печати
И древний вождь им знак руки
Вознёс, как символ благодати.

Как закастованный солдат,
Чья стража слишком долго длилась,
Хранит Неведомый Кадат
Порядок, Ночь и Справедливость. 


СТРАЖ СЕВЕРА

О Север! Пустынное царство льдов,
Страна тайги и камней.
Замёрзнув, земля не хранит следов,
Не помнит, кто шёл по ней.
Как спящее войско, угрюмый лес
Застыл, и чиста вода.
Лишь только укрытый Щитом Небес
Сумеет дойти сюда.
Забытые клады земля хранит,
Курганы внушают страх.
А древние боги ушли; они
Воюют в других мирах.

О Север! Чертог ледяных ветров,
Твердыня для тех, кто твёрд!
Вернётся достойный твоих даров,
Чей посох в пути истёрт,
Скиталец, чьи волосы - как снега,
Глаза - как озёра гроз.
И не остановит его пурга,
И не обожжёт мороз.
Хвала возлюбившему твой простор, 
Вкусившему соль дорог.
Свой молот пришельцу оставил Тор,
А Хеймдалл - свой звонкий рог.
И Один оставил ему коня,
А Тир завещал копьё.  2

"Валькирия! Ты подождёшь меня?" -
Он спросит в сердце своём.
И воин услышит ответ, как гром:
"Я вечно героев жду".
Всё стихнет, и лунное серебро
Запляшет огнём на льду

1993



ПРОРОЧЕСТВО

Как изменился лик Земли!
Мы лишь поём о великанах,
О тех героях, что ушли,
Оставив сталь свою в курганах.
Эпохи днями пронеслись,
Но знаю я: стоит доныне
Несокрушимый обелиск
На месте северной твердыни.
Чья вознесла его рука?
Мы, люди, помним слишком мало...
А он пронзает облака,
Как меч из тёмного металла.
Сплетенье незнакомых рун
Хранит забытое преданье,
А он не гнётся на ветру
И длит немое ожиданье.
Сквозь металлические сны 
Мерцают сужденные сроки:
Он ждёт падения Луны
И завершения эпохи.
Средь ослепительных снегов
Вознёсся ввысь он величаво,
Как память Гибели Богов
И символ вечного Начала.  3

1993



* * *

Мы ждали Света так долго,
Что Тьма на нас снизошла,
И небо тончайшим шёлком
Укрыли её крыла.
Мы ждали восхода Солнца,
Но светит нам лишь Луна.
Мне слышится: "Мы вернёмся..." -
Строкой из чужого сна.
Я долго ждал на пороге,
Не смея войти туда,
Где каждого на дороге
Настигнет его звезда,
Где станет проклятьем слово,
А платой за песню - кровь,
И все повторится снова,
Когда мы вернёмся вновь,
Где споры ведут мечами,
Пытаясь забыть, кто прав,
Где имя моей печали
Укрыто меж горьких трав.
Становится ночью вечер,
Мы снова сейчас и здесь.
Но каждый из нас отмечен
Крылом из-за стен небес.
Мой путь в лабиринте улиц
Не кончится у стены.
Мне слышится: "Мы вернулись.
Мы снова побеждены".
Сквозь тёмную даль былого
Я чувствую сталь кольца.
Да будет проклятьем слово,
Взорвавшее грудь певца! 

1993



ПОСЛЕДНИЙ ТАМПЛИЕР

"Я тоже был Орфеем, ищущим свою Эвридику".
Мигель Серрано

Доспех мой не блестит на Солнце,
Венец алмазом не сверкнёт,
Мне дева вслед не обернётся,
Меня священник проклянёт.

Хранитель Тёмного Завета,
Посланец инфернальных сфер,
Я помню имя Бафомета
И гордый титул - Тамплиер.

В суть непроявленной тинктуры
Я тонким зрением проник
Я помню пламя Монтсегюра,
Экскларамонды светлый лик.

Не разлучит со знаньем этим
Меня Всевышний Судия.
Я помню бой, что стал последним
И для неё и для меня.

Огню своё я отдал тело,
Как алхимическую соль.
Голубкой белою взлетела
Она сквозь ночь, огонь и боль.

Мой дух, от ненависти чёрный,
Не возмутит покой небес:
Мученьям вечным обречённый,
Я в адском пламени воскрес.

Тогда я проклял всё, что было,
И приказал себе: "Гори!"
Со мной осталась только Сила,
Что прорастала изнутри.

Но, сам себе противореча,
Я ничего не смог избыть:
Я так надеялся на встречу
И знал: её не может быть.

Эоны сменятся иными
И станут прахом города.
Экскларамонда! Это имя
Я не забуду никогда.

Я был отпущен Люцифером
И принял этот горький рок.
Мой белый плащ давно стал серым
От пыли всех земных дорог.

Мой меч откован в недрах Ада
И закалён в Слезах Земли
И Три Змеи - источник яда
На рукоять его легли,

Как символ мудрости сокрытой
Трёх ипостасей Сатаны.
И руны, что давно забыты,
Вниз по клинку устремлены.

Года проходят, и столетья
Меняют имена племён.
Но знаю я - чужие дети
Услышат зов Зари Времён.

Я отравлю их души ядом,
Чтобы убить и тем спасти,
И, может быть, мы встанем рядом
В кругу извечных Девяти.

Нет Императора, Нет Бога,
Лицо скрывает капюшон,
Есть только Ночь, Огонь, Дорога,
И, значит, Путь не завершён. 


ТУРИН ТУРАМБАР

Чужая маска на лице моём,
И чёрный плащ мои укутал плечи.
Эйтель Иврин - кристальный водоём -
Меня вовек от Скорби не излечит.

Я забывать о боли не хочу
И помню то, о чём забыть бы лучше.
Я продал душу Чёрному Мечу -
В конце дороги он её получит.

Я понял - рок не в имени сокрыт.
Не отыскать следов в ночи беззвёздной.
Мы многого не знаем до поры
И многое свершаем слишком поздно.

Я знаю яд сильней драконьих чар,
Я видел всё в прозрении жестоком:
В лесах я буду зваться Турамбар,
Поверив, что возвысился над Роком.

Финдуилас! Прощай, я ухожу.
Вне смерти нет для воина закона.
Судьбою побеждённый, осужу
Себя, став победителем дракона. 


* * *

Король королей, повелитель времён
Из чаши Грааля глядит на меня,
Сиянием чёрной Луны осенён
Учитель Закона в Короне Огня.
Нежданный пришелец из сумрачных снов,
Забытых мистерий оживший герой,
Суровый воитель, магистр орденов,
Что жизнь на земле почитали игрой.

	Луч солнца сияет на  наших клинках,
	Несущих нордический свет.
	Запомни! Рейхсфюрер пребудет в веках
	С последним, хранящим завет.

Могучий наместник неведомых сил,
Навеки отринувший зло и добро,
Великую истину провозгласил,
И молнией вспыхнуло рун серебро.
От моря степей до полярных морей,
От южных пустынь до арктических льдов
Воитель по имени Гиперборей
Пройдёт по колено в крови городов.

	Луч солнца сияет на наших клинках,
	Несущих нордический свет.
	Запомни! Рейхсфюрер пребудет в веках
	С последним, хранящим завет.

Погибнуть за Рейх - это лучший исход,
Сражаться за Север - вот избранный путь,
Ведь честь наша - верность, и кровь наша лёд,
И Время мы призваны вспять повернуть.
Восстаньте, потомки нордических рас!
Придите, герои последнего дня!
Рейхсфюрер ведёт нас, и в гибельный час
Да примет Вальхалла тебя и меня!

	Луч солнца сияет на  наших клинках,
	Несущих нордический свет.
	Запомни! Рейхсфюрер пребудет в веках
	С последним, хранящим завет.  4

[К оглавлению]


1Всё или, во всяком случае, многое, началось в августе 1992 г. с покупки в подземном переходе на станции метро "Полянка" самиздатского журнала с до боли родным названием "Гиперборея". Пройти мимо было невозможно... И вот, помимо множества прочих крайне интересных, полезных и поучительных материалов, в этом раритетном издании нами было обнаружено стихотворение некоего Владимира Касаткина "Берлин". Оказалось, что оно пронизано странным, завораживающим шаманским ритмом, и его чеканные строки ложатся прямо на душу, отпечатываясь там, подобно рунам, высеченным на древних камнях Севера: "Мы отстояли наш Берлин // От полчищ Интернационала..." Впоследствии этот текст неоднократно читался вслух не всегда стройным хором мужских голосов и на дружеских застольях, и даже в ночных лесах, где его поистине магическое действие оказывалось особенно сильным. Когда же сложился тесный круг единомышленников, наречённый Cthulhu Gesellschaft и был создан его герб, я почувствовал необходимость написания гимна и, поняв, что лучшей основы для прославления Великих Древних Богов, чем "Берлин", всё равно не придумать, позволил себе воспользоваться им. К сожалению, из-за невозможности связаться с автором, я не мог получить его разрешения на это, а гимн, тем временем, всё-таки появился на свет. Мне остаётся только добавить, что наш гимн - это не плагиат и не пародия, но продолжение Традиции. (Кстати, девиз оккультного отдела Общества так и звучит: "Ночь, Порядок, Традиция!") Фх`нглуй мглв`нафх Ктулху Р`лаи` вхаг`нагл фхтагн! - Прим. автора.

2Тор, Хеймдалль, Один и Тир - имена скандинавских Богов. Тор - Бог-Громовержец, чей атрибут - волшебный метательный молот (носящий имя "Мьёлльнир" - от того же корня, что и русск. "молния"), что разит без промаха и всегда возвращается в руку своего владельца. Как фаллический символ, выражает всепроникающую творческую силу. Хеймдалль - "страж Богов", обладатель чудесного рога (носящего имя "Гьяллархорн" - "громкий рог"), что, протрубив перед Концом Мира, призовёт Богов к Последней Битве. Один - верховный Бог, обладатель волшебного восьминогого коня (по имени "Слейпнир" - "скользящий"). Тир (Тюр) - Бог "мудрый и самый смелый" (по словам Снорри Стурлусона); его призывают в бою, поединках и при решении правовых проблем. Первоначально, возможно, был Богом Неба, позднее уступив своё место Одину, один из атрибутов которого - волшебное копьё (пронзив себя которым Один девять дней провисел на Ясене Иггдрасиле, благодаря чему ему открылась тайна рун). Собственный атрибут Тира - меч. Здесь и далее - прим. Велеслава (Ильи Черкасова), соавтора Александра Аринушкина.

3Цикличность времени, доктрина Вечного Возвращения - характерная черта практически всех арийских мистических и религиозных концепций.

4Подробнее на данную тему (затрагивание которой в печати считается в нашей стране, по известным причинам, политически "некорректным") см. в блестящих трудах современного чилийского традиционалиста Мигеля Серрано (например, в книге "Воскрешение героя", выпущенной изд-вом "Русское слово" в 1994 г.). здесь мы лишь отметим, что личность Адольфа Гитлера, извратившего истинную Арийскую Традицию путём придания ей узко националистического, шовинистического и - по сути - антиведического характера, рассматривается нами как сугубо профаническая, хотя и небезынтересная в контексте теории и практики Традиционализма.

<< К оглавлению