Лариса Винарова

«ЮБИЛЕЙНОЕ СОЛНЦЕ» «БРОНЗОВОГО ВЕКА»

«Бронзовый Век» №22, 1998 г. Институт Журналистики и Литературного Творчества

       «Если вы ищете ориентир в мире эзотеризма — читайте "Бронзовый Век"» — выведено на форзаце изящным псевдоготическим шрифтом. Заявка серьёзная; а между тем, мне кажется, журнал ещё только приближается к нахождению должного баланса между радикальностью и консервативностью, к нахождению собственного, неповторимого стиля, отличающего его от, скажем, «Контекста», «Волшебной горы» и ряда других изданий схожей направленности.         Диапазон статусности авторов «Бронзового Века» широк — от таких маститых, как гг. Микушевич и Карпец, до совсем юных, чей путь по сией тернистой стезе ещё только начат. Причём материалы вторых представляют, с определённой точки зрения, больший интерес — возможно, именно эти люди будут определять в дальнейшем лицо того, что столь неточно именуется «литературой XXI века».         Безупречен раздел переводов. Стоит похвалить работу А. Нестерова, В. Микушевича, С. Ивановой, да и всех остальных. Но даже будь она не столь профессиональной — имена Рене Генона, Мирчи Элиаде или Эжена Канселье говорят сами за себя. Главная спиритуальная ценность издания в другом.         Светлана Иванова в своём эссе «Ион Друцэ: метаморфозы священного» рассматривает творчество молдавского советского писателя в традиционалистской перспективе. Это не суть: в традиционалистской перспективе можно рассматривать всё, что угодно, вплоть до романа «Как закалялась сталь». Но о работе С. Ивановой не могу сказать ничего, кроме «браво!»: по глубине исследуемых «археологических слоёв», по точности выводов эссе уникально. Единственная претензия к нему — маленький объём. Жаль, что на тему «Советская национальная литература в аспекте традиционализме» не написано до сих пор серъёзного исследования. Нельзя не согласиться, например, с таким тезисом Ивановой: «функция приобщения к священному через национальные архетипы у советской национальной литературы совершенно отчётлива и сомнению не подлежит». Человек, разглядевший в творчестве Иона Друцэ те же принципы, что и в творчестве таких «наследников даков» как М. Элиаде и М. Эминеску, должен, поистине, обладать способностью видеть. В том же ключе решён и традиционный этюд О. Фомина о «Беовульфе».         «Язык не был потерян; несмотря ни на что. Однако он должен был пройти через свою собственную неспособность давать ответы, пройти сквозь страшную немоту, пройти сквозь тысячу тёмных, смертоносных речей. Он проходил через всё это — и у него не было слов для происходящего, но он прошёл сквозь эти события. Прошёл — и снова проявился “обогащённый” всем этим».         Это цитата из речи, произнесённой Паулем Целаном (чьи герметические стихи в переводе О. Бараш опубликованы в №22 журнала) при вручении ему одной из литературных премий. Думаю, что её можно было бы поставить эпиграфом ко многим материалом «Бронзового Века». Растабуирование некоторых функций языка, в частности, возвращение ему сакральной функции — одна из основных задач нашего времени. В этом плане очень значимы стихи В. Микушевича и В. Карпца. Звучание многих из них построено на сложной сети аллитераций, а ведь большинство сакральных текстов древности были аллитеративными.

клюв клеста есть крест
клест кельт леса есть (В. Карпец)

Дело не в том, что профанически именуется «смыслом» — нельзя не почувствовать музыки этого языка.         И, на финал, несколько мягких упрёков. Графике Олега Фомина не помешало бы более качественное воспроизведение. И, кстати, четыре фотографии главного редактора на один номер журнала несколько многовато, несмотря на его (редактора) живописную фактуру. И ещё: у меня закралось тихое подозрение, что некоторые авторы являются апологетами и гимнографами друг друга по... как бы это выразиться? местячковому принципу. И политизированность журнала воспринимается как «детская болезнь». Традиция — базис, господа; политика — надстройка. Политике не место в традиционалистском журнале...         И, в заключение, цитата из книги Аркадия Малера «Экзистенциальная революция» (фрагмент под названием «Революция как инициация» опубликован в журнале). «Только через сугубо личностный, экзистенциальный путь, через свою Экзистенциальную Революцию против общего врага — “современного мира”, посредством жестокого обособления своей личности, можно неожиданно обнаружить своё органическое единство со своим Народом, со своим Государством, со своей Церковью».

<< Назад к оглавлению