Питер, 1997

Алекс Поляков

Из «СНОВ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА»

[Назад]



ПИСЬМЕНА БОГУ

Я опять в Резервации,
     я устал видеть сны —
Про свои инкарнации,
     где тела так тесны...
...Инженер Человеческих Крыш,
Времена Пресловутой Весны...

Как предавший — из преданных,
     я хотел видеть Рай...
Где ж те тридцать серебряных —
     вот сейчас невзначай —
Дать бы на лапу Дьяволу,
Или Богу — на чай...

     Резервация
          Периферия Вселенной,
В матерьяльных слоях,
            В тональности Ля,
     На планете Земля...

Здесь пахарь порхает на поле,
     а трахарь — к притону,
Мы всё дальше от Фрейда,
     но не ближе к Платону...
...Жизнь — между ног, между нот,
Между тоном и стоном...

Постовой перепутал с кокардою
     золото нимба,
И хотел было честь мне отдать,
     как последняя нимфа...
Токаря на токарище — бьются током
          До первой лимфы...

     Резервация,
          Периферия Вселенной,
     В матерьяльных слоях,
          В тональности Ля,
     На планете Земля...

А нас ждали у места зачатья,
     как бого-народ.
Но мы вышли — как люди, как надо —
     сквозь задний проход...
Все решили, что мы — экскремент, и махнули:
«Сойдёт...»
Но потом, приглядевшись, сказали: «Ну Ё...»

     В Резервацию,
          На Периферию Вселенной,
     А попозже — пошлём эмисара —
          Он всех их спасёт...

     Мы-то думали — мы пионеры,
     А пришли в заповедные зоны...
     Комиссионные Миссионеры,
     Обизонившие Робинзоны...

     Прозу Мира — из уст изринь,
     И под Дозой Ветров — увянь,
     Окрови веки Вия в синь,
     И Секс`тинской Капеллой грянь...

     Коль имеешь силы — отринь...
     Может, Мир этот — всё же дрянь,
     Но на каждый бездонный ИНЬ —
     Здесь найдётся безмерный ЯНЬ...

Ну, я кончил... Шли факсом мне сны...
Послесловие: Что-то долго молчишь...
Времена Пресловутой Весны,
Инженер Человеческих Крыш...

10 октября 1997, Санкт-Петербург



РАССКАЗ ЦЕСАРЕВИЧА АНАНДЫ ОБ ОХОТЕ НА ГОМОЗАВРА В СРЕДУ

Реставрация старых стихов...
Ковырянье зализанных ран...
Это путь одряхлевших богов,
Это нити отпрянувших пран.

Мы пойдём по скрипучим пескам,
Побредём по текучей воде —
В жерло джунглей, где в Млечном огне
Был разрушен сияющий Храм,

Где сидит безголовый болван...
Став на срез, отчертившись чертой,
Мы сожжём свои карты и план,
И погрузимся в странный покой...

И мы сядем с тобой в этом круге —
На шею древнему Богу,
Словно две надбровные дуги,
Изогнувшись под эгрегорным током

       Может быть, будет страшно до рвоты.
       Не отдавайся испугу...
       Уже началась охота...
       Не выходи из круга.

Будем ждать их на этой тропе...
Может быть, через век, может, завтра —
К перебродившей воде —
Здесь пойдут стада ГомоЗавров.

Посмотри — всё меняется Вне —
Пробуждаются, кляцая, лярвы...
Охота подобна войне,
А тем более на ГомоЗавра...

Бьются крылья в тантрическом такте,
И кружит средь проросших икон —
То ли земной птеродактиль,
То ли Вселенский Дракон...

Вопроси: «Что так узок наш круг?»
Он ответит, рыгнув на нас грязью:
«Если б бабочек было больше, чем мух —
То все бы считали их мразью...»

       Не выходи из круга...
       Мы будем ждать ГомоЗавра.
       Может быть, он явится завтра,
       А может, пройдёт Кали Юга...

Проплывает ферритовый пенис,
Сея семя назе`мь на весу...
К нам подсел Астралийский туземец
С жезлом Гермеса в носу.

В голове его — тараканы,
Над нимбом его — драконы,
Он сплетёт нам с тобою арканы,
И протянет Копьё Закона...

       Не выходи из круга...
       Мы будем ждать ГомоЗавра.
       Может, он явится завтра,
       А может, пройдёт Кали Юга...

Не выходи из круга...
Но, устав ждать вечного Завтра,
Ты просишь меня, как друга, —
Показать тебе ГомоЗавра...

И во мне вдруг не будет отказа...
За черту шагнув с тупостью шудры,
И вдохнув хаотичные газы,
Я почувствую вонь своей шкуры.

Я почувствую жажду трёхмерных,
Что известна мне лишь из преданий,
Как в моём позвоночнике мерно —
Прорастает Древо Желаний!

              Не выходи из круга...
              Видишь — я стал ГомоЗавром...
              В моей плоти дыры испуга,
              Через дыры вгрызаются лярвы...

              Не выходи из круга...
              Оскопи копиём мои чакры...
              Чувствуешь, как неупруги
              Стали они и чахлы...

       Вот сейчас ГомоЗавр умрёт,
              осознав пораженье...
       Посмотри в его злые глаза —
              на своё отраженье...
       Если мы стали похожи,
       Вдруг похожи с тобой друг на друга —
       Сядь на фаллос копья...
              и дальше что же?
              Выкини тело из круга...

Мы вернёмся сюда, сняв на время небесные лавры,
Чтобы в теле восстать уже в новом сияющем круге...
И мы будем по капле давить из себя ГомоЗавра,
Чтоб закончить охоту хотя бы к концу Кали Юги...

15 октября 1997, Санкт-Петербург

[К оглавлению]

<< К оглавлению