Эжен Канселье

ЗОЛОТОЕ РУНО*

Достоинство Аргонавтов невозможно оценить,
не говоря о их опасном приключении в зыбучих Сыртах,
грозящих крушением. Не преодолев песков, Аргонавты не
стяжали бы своего бессмертия.
(Золотое Руно или Цвет Сокровищ Соломона Трисмосена.
Toyson d`Or ou a Fleur des Thresors, par Salomon Trismosin).


          Если всё же, как мы полагаем, путешествие за Золотым Руном, оставаясь тем, чем оно было, иносказательно указывает при этом на некие таинственные смыслы, их можно разгадать только в свете герметической науки. Воистину храбрецами были весьма мудрые авторы, как древние, так и современные, которые пытались оспаривать историю и хронологию военного похода в Колхиду. Но дело, по сути, не в этом. Достаточно просто понять, что взаимно противоречивые детали этой эпопеи вообще не поддаются рациональному объяснению в рамках линейного и каузального мышления. Это тем более касается истории, географии, хронологии...1
          Мы вовсе не собираемся ни критиковать, ни сопоставлять различные точки зрения на захватывающие приключения Иасона; в противном случае пришлось бы выйти далеко за границы нашего предмета - возможной связи аргонавтического эпоса и Великого Делания, устанавливаемой методом фонетической кабалы.

*


          Приступая к нашему очерку, укажем на его главного героя - в полном соответствии с его блистательным происхождением и высшим достоинством. Афамант, царь Орхомены Беотийской, сын Эола, Божества ветра, самим именем и божественным происхождением указывает на свою особую алхимическую миссию. Именно о нём всегда говорили на своём "тёмном", полном иносказаний, метафор и намёков языке, алхимики, когда повторяли слова Гермеса из Изумрудной скрижали: Ветер носил его во чреве своём.
          Безусловно, Афаманта имел в виду Михаил Майер в переведённой нами латинской эпиграмме на свою первую эмблему2 из Убегающей Аталанты:


Эмбрион сокрытый есть во чреве Борея,
Но на свет не выйдет он и пребудет, зрея,
Пока Геракл не свершит все свои деянья
Силою тела, души, искусства, познанья.
Да не как Цесарь3 выйдет и не прежде срока,
Ни по Агриппе4, но под звезды добро око.


          Фулканелли в своём втором труде5 особо указывал на имя Афаманта и Атаманта (Athamas). Фонетически  Aθαμας, Athamas -XXVI Atalanta Fugienis (embleme I) то же самое, что Adamas; "дельта" меняется на "тету", в точном соответствии с эолийским диалектом греческого, на котором до сих пор говорят в Беотии. Тем самым Афамант оказывается образом могущественного первозданного Адама, первого Адама, противополагаемого святым Павлом второму Адаму. Первочеловек был создан Богом из красной земли или красной глины, и это полностью совпадает с тем, что говорит в своём Dictionarium`е учёный Амвросий Калепин (Ambrosius Calepinus) о греческом значении слова Адам: Idem est quod Rubber, quoniam a rubra est - Он потому красен, что сотворён из красной земли.
          Со своей стороны, будучи единственным прямым учеником Фулканелли, позволю себе воспользоваться этой бесценной привилегией и вслед за Мастером восславить ржавую и жирную субстанцию, чудесные опыты с которой, происходившие на наших глазах, сопровождались именно этими древними словами. И это было совсем недавно, и до сих пор перед глазами солёный и вязкий суглинок Книги Бытия.

*


          Жену Афаманта, Нефелу (Nephele), то есть первоначальное хаотическое и облачное (nebuleux) состояние вещи мудрецов, сменяет его вторая жена, Ино - превращение это всего лишь веха на долгом пути совершенствования, увенчанном столь желанным мехом - руном. Но если имя  Nεφελη  обозначает облако или туман, окутывающий тайну её брака или соединения, то другое его значение - тенёта, невод, тончайшая сеть. Герметические философы также любят использовать мифологическое иносказание о влюблённых Марсе и Венере, застигнутых врасплох Вулканом: оно подчёркивает действие меркурия, также называемого магнезией или магнитом, по уловлению стали (acier), подобном улове рыби с помощью сети.
          Если этих указаний недостаточно, вспомним о безумии Нефелы, освобождённой Вакхом (Дионисом), то есть о летучем состоянии вещи, а также солевой добавке, всегда извлекаемой из вина - возбудителя опьянения. Вещь мудрецов - это и есть безумец Великого Делания, помещённый во главе двадцати двух карт таро, при том, что сам он - свободный от числа, лишённый своего номера тайный меркурий, подлинный художник. Вот почему эта фигура часто называется также философом или алхимиком.
          Главная дымовая труба Дворца Жак-Кёр в Бурже украшена лепным изображением этого безумца, легко узнаваемого по натянутому до ушей дурацкому колпаку и рту, запертому на замок. Дурак этот несомненно художник или алхимик, чрез которого действует безумное Божее или буее мiра, в котором, по словам апостола Павла, пребывает подлинная мудрость. А замок на устах - это обет молчания; именно о его хранении серебряных дел мастер Карла VII не без гумора проговорил:
          "В закрытую пасть мухе не попасть".
          Плод соединения Афаманта и Нефелы, Фрикс - проявление Философского компоста в первое мгновение его появления при странных и загадочных металлических родах, свершающихся на кипящей поверхности раскалённого раствора. Имя Фрикса, Phrixos, Φριξος, происходит от Phrix, Φριξ , Фрикция, содрогание колеблющейся поверхности, а также волна, вал. После рождения Фрикса Нефела исчезает, уступая своё место Ино - воплощению меркурия, очищенного путём возгонок. Целью этой операции, которую  Филалет называет летучие орлы (aigles volantes), является действие, чьё греческое название совпадает с именем Ино: Iναω, Inao, очищать, извергать, сливать. Впечатляющий орёл с покрытой капюшоном головой, легко отыскиваемый в ряду химер на внешней галерее Собора Владычицы Нашей в Париже, с очевидностью соотносится именно с этим аспектом философской науки.
          В свою очередь, не лишено смысла некое нарочитое неупоминание мифологических родителей Нефелы, в то время, как для второй жены Афаманта они указаны: Ино - дочь Кадма (Cadmos) и Гармонии (Harmonie), что в алхимии, согласно всем добрым авторам, соответствует их кадмию (чёрной земле) и их соли арманьяку (sel harmoniac). Благодаря последней философская работа может называться также музыкальным искусством, без коего в ходе Великого Делания невозможно ни одно соединение. На шестой гравюре из Двенадцати Ключей Любомудрия Василия Валентина изображено действие этой соединяющей соли (sel d`harmonie) или, кабалистически, печати <scel, печать  ⇒  печь, пещь, то есть место сплавления - перев.> под видом увенчанного митрой епископа, венчающего философский брак царя и царицы. Кроме того, среди алхимиков эта соль называется верным слугой, посредницей, не остающейся в соединении.
          Эту соль арманьяк, которую не следует отождествлять с аммиачной солью (sel ammoniac), то есть хлоридом аммония, мы вновь находим на рисунке Михаила Майера под видом самого Альберта Великого в митре и плаще, с жезлом в левой руке. Правою же рукой он благословляет и указывает на два соединённых потока, два лица ФИЛОСОФСКОГО РЕБИСА (REBIS), то есть двоякоединой вещи. Перед вами гравюра из книги о Символах золота за столом двенадцати народов - "Symbola aurea mensae duodecim nationem" (Francofurti, 1617), раскрывающего значение их числа:
          Все сливаются в одно, делимое на два. XXVII Symbola aurea mensae (Rebis)
          Всеобщий растворитель, доведённый до необходимой степени очищенности, носит в себе зародыш нового минерального бытия; вот почему Ино рождает на свет Леарха, созерцание имени которого раскрывает два греческих существительных: Λεα, Lea, камень и  αρχη, arkhe, начало, принцип. Жертвоприношение Афаманта, разбившего Леарха о камень, упрощённо аналогично образу избиения невинных, использованному благочестивым Николаем Фламелем в его Книге Фигур Иероглифических, под покровом которых лежит самая великая тайна делания. Причиной свершившейся драмы была преступная любовь Ино к ея пасынку Вриксу, повергшая юношу в бегство. Так же во время алхимической работы чистая материя отделяется от гниющей массы, бежит всякой опасности и поднимается на поверхность, ведомая новым и тонким телом, подобным по совершенству самой этой материи. Гермес, обращаясь к сынам ведения (fils de sciens) в своей "Изумрудной Скрижали", советует:
          "С великим тщанием отдели землю от огня, тонкое от плотного".
          Образ этого разделения - Златорунный баран, чья чудесная шкура была предметом вожделения Аргонавтов и их решимости на опасное путешествие. Попытаемся исследовать имя загадочного животного, этимологически разложив его следующим образом: Khrisos, Xρυσος, золото, и mкlon, μηλον  как баран, так и яблоко. Небезынтересно, что символами златорунного барана являются золотые яблоки сада Гесперид:
          "Золотое руно (согласно Большой Энциклопедии) есть материя, используемая при Философском Делании, а также символическое имя философского камня"6.
          Достойно упоминания и то, что Златорунный баран - плод любви Нептуна (Посейдона) и несравненной красоты девственницы, ради которой само морское божество обратилось в овна, дабы принять вид животного мужеского пола. Так тем более, не исполнено ли особого значения само имя девушки - Феофания (Theophanie)? Не прямо ли указывает это слово на небесное откровение, божественное рождение, чудесное проявление чудесного? Мы знаем, что праздник Богоявления - Epiphanie - как День поклонения Царей-волхвов, в древности назывался Теофанией. Существительное  θεοφανυια, theophanie означает явление божества в человеческом образе, то есть для нас, огненно-световую эманацию в материально-осязаемой форме. По крайней мере мы очень высоко ценим водное и меркуриальное естество нашего барана, отпрыска морского божества, ибо оно оживляет всеобщий дух, световой и звёздный знак коего предстаёт пред художником во время работы. Внимательные читатели пусть вглядятся во второй иносказательный рисунок из Зерцала Истины! Это она, чудесная звезда, представшая взорам волхвов в начале прошлого тысячелетия, светом своим озарила ночное небо Иудеи.
          "На языке Адептов, - уточнял Фулканелли, - Золотое Руно есть как приготовленная к Деланию материя, так и его конечная цель".
          Иасонов трофей - альфа и омега работы, символизирующая и начальную материю, и ту же самую материю, доведённую чрез утончение до стадии Лекарства в конце операций. Это физический восстановитель, дающий новоначальному Адепту тройную силу знания, здравия и богатства. Вот почему греческие поэты утверждали, будто бы Зевс (Zeus) - другие назызывали Ареса - дарует человеку, владеющему Золотым Руном, несметные сокровища.

[См. далее]


* Глава из фундаментального труда Эжена Канселье Алхимия. Разные иследования по герметической Символике и Философской практике. (Alchimie. Etudes deverses du Symbolisme hermetic et de pratique Philosophale. Paris, Jean-Jacques Pauvert, 1964.) Впервые отдельной статьёй: Atlantis, June 1936. Книга в полном виде на русском языке должна в ближайшее время выйти в издательстве "Энигма".

1 Евстафий, архиепископ Фессалоникийский. Очерк о Дионисии Ареопагите.

2 Мы заимствовали это изображение из Scriptinium Chymicum per oculus et intellectui - Исследования химического зрительного и уразумевательного. Это, по сути, переиздание Atalanta fugiens, мы выбрали просто потому, что экземпляр его, хранящийся в Запаснике Национальной Библиотеки, оказался более удобным для перефотографирования. Кроме того, он был раньше, нежели остальные, раскрашен.

Raymundi Lullii Codicillus, sen Vade mecum, aut Cantilena, Coloniae, 1572, cap. 32&47: Lapis est ignis deportatus in ventre acris - Камень огонь есть, носимый во чреве ветра. См. также Jahannae-Jacobi Magnetis Bibliotheca chemica curiosa, vol. I.

3 qui caeso matris utero natus est - который родился из рассечённого чрева матери. Plutarchus. I о. 7, гл. 9. Отсюда кесарево сечение, то есть брюшная гистеротомия.

4 который подчёркивает описание в древней медицине случаи особо тяжёлых родов - ab aegro partu, - связанных с тем, что младенец выходит наружу не головой, но ногами вперёд. - dicitur quorum nascendo, non caput, sed pedes primi exierunt.

5 Les Demeures Philosophales. Paris, Jean Shemit, 1930, p. 108. Reimp. chez Jean-Jacques Pauvert.

6 В Исходе читаем, что скиния была покрыта покровом от кож овних червлёных (XXVI, 14; XXXVI, 19).

<< К оглавлению