Дружеский автошарж, 1994

Лев Аннинский

АРКАИМ

Эссе

[Назад]


           Я-то думал, что еду, как и два года назад, на Бажовский фестиваль. Сам я на фестивалях народного творчества не более, чем благодарный зритель, но дело в том, что Челябинская Рериховская Академия учредила в рамках фестиваля постоянно действующий дискуссионный клуб, в каковом и предложила мне участвовать. По связи и смежности с известным европейским форумом 1960 года этот форум назвался - "Уральский Римский клуб". Знаю, что некоторые интеллектуалы не удержатся здесь от шуточек в духе пушкинского "Императорского Человеколюбивого общества", но мне было не до шуток, ибо проблематику клубу определили нешуточную: конец века - конец тысячелетия - конец цивилизации?..
           Но это только начало.
           Приехав в Чебаркуль, я обнаружил плакат, извещавший, какое именно мероприятие, взамен Бажовского фестиваля, будет на сей раз контекстом, фоном и катализатором дискуссии. "Конгресс уфологов, астрологов и ясновидящих" - прочёл я и зашатался. Дальше - больше. Среди участников и гостей... Дам только титулы, без имён: имена настолько известные, что разговор растечётся в стороны... Так вот. Академик космософии. Рядом с ним - почётный член международной Академии энергоинформационных наук. Знаменитая лётчица (два десятка мировых рекордов). Толкователь Нострадамуса (приехал из Владивостока). Бакинская прорицательница (которую все называют второй Вангой, но она этого не любит). Московский контактёр и целитель (он этих титулов тоже не любит и предпочитает именоваться практикующим биоэнерготерапевтом международной категории). В довершение и украшение программы - народный артит СССР...
           Я понял, что в этом кругу мне делать нечего. Однако тема конгресса ("Конец света...") имела спасительный кончик ("...и спасение через культуру"), - за этот спасительный кончик мне предложено было схватиться, повернув тему в родное русло: судьба России на скрещенье эр и сфер.
           Я её повернул так: ни в государственные, ни в этнические, ни в конфессиональные рамки феномен России не уложить: тут есть некая бытийная загадка, вернее, задача - часть мировой, общечеловеческой задачи; в ходе её мучительного решения русские появились как народ, то есть составились из двунадесяти племён; ни одно из них не может претендовать на имя "прарусского"; по Гумилёву, такого "прарусского" племени не может быть по определению... как и "праказахского", "праанглийского"...
           На этом месте Президент Рериховской Академии Владимир Соболев прервал меня громовой репликой:
           - Неправда! Прарусское племя есть!
           - Какое же? - вежливо поинтересовался я.
           - Арии, жившие на Урале сорок веков назад!
           - А кто их... видел? - спросил я несколько менее уверенно.
           - Вы можете увидеть, если поедете в Аркаим! - припечатал меня Соболев; при последнем слове зал всколыхнулся.
           Слово это оказалось не пустым заклинанием. После закрытия конгресса участники и гости погрузились в раскалённый "Икарус" (дело было в конце июня, "Икарус" - советских ещё времён, без кондиционера), - двинулись на юг и через десять часов пути прибыли в ту степь, где сходятся земли России и Казахстана и разбегаются реки, одни - в Урал и Каспий, другие - в Тобол - Лену - Океан. Пятьсот километров "туда", а назавтра, переночевав в Аркаиме, - пятьсот "обратно" в том же раскалённом "Икарусе". Но если бы мне ещё раз предложили, я, не колеблясь, вновь проехал бы эту тысячу километров, чтобы увидеть - Аркаим.
           А теперь объясню, что это такое.
           Это луговина при слиянии двух речушек. Место, давно намеченное землеустроителями под водохранилище, которое должно было напитать водой окрестные земли и вдохнуть новую жизнь в окрестные совхозы. Собирались с силами долго: лишь к середине 80-х годов дошла очередь. Плотина "отдельной строкой" вписалась в План, и стройка, как водится, развернулась со всем общесоветским размахом. Нагнали технику, в рекордно короткие сроки возвели плотину, наметили праздник перекрытия. Перед тем, как засыпать проран, как водится же, пустили по дну будущего моря археологов, чтоб те пособирали, "что найдётся".
           И вот один из них... его имя Геннадий Зданович... встал поперёк. Поперёк этой махины, этой плотины, этой народной путины, этой разогнавшейся авральной мощи, этой "отдельной строки Плана"...
           И остановил.
           Что он там нашёл, что увидел? Он увидел, что на аэрофотоснимках неровности почвы прочитываются как правильные концентрические круги. Но это бы и каждый увидел. Чутьём историка (вот тут я бы и употребил со всей уверенностью слово: "ясновидящего") он узрел под слоем тысячелетнего дёрна правильно выстроенный, кольцевой планировки город (60 метров диаметров, множьте на "пи" - 20 тысяч квадратных метров "жилплощади"). Он мобилизовал лётчиков, и те обсняли "место" с разных точек и высот. Мобилизовал геофизиков - взять пробы и по возрасту окаменевших деревянных свай определить эпоху. Ну, само собой, собрал то, "что нашлось" (обушок эпохи Бронзы), для чего выкопал шурфы (та же русская загадка: энтузиасты копать набежали немедленно).
           Всё это делалось под ножом бульдозера. Буквально. Директора совхозов ждать не могли. (Они не подозревали, на каком золотом дне живут, но тогда в это дело никто бы не поверил. Только Зданович).
           Он бросился в Питер, где в своё время учился. В Эрмитаж, к Пиотровскому. К тому очередь. Пробился к секретарше - с пачкой фотографий и коротенькой запиской. Отдал.
           Пиотровскому понадобилось несколько мгновений, чтобы вникнуть. Он прекратил приём, пригласил Здановича, задал несколько вопросов. Потом попросил несколько минут для раздумья. Эти минуты нужны были ему для того, чтобы сообразить, что он скажет Яковлеву. (Был 1987 год. Яковлев, ближайший соратник Горбачёва, отвечал за культуру). Пиотровский набрал номер Яковлева по "вертушке". Он сказал: "Александр Николаевич! Я не знаю, что можно сделать. Но если мы затопим Аркаим, это будет непоправимая потеря для советской и мировой науки..."
          ...Десять лет спустя директор Аркаимского заповедника Г.Б. Зданович разместил нас на ночь в вагончиках и домиках неподалёку от заросшей бурьяном сухой плотины, а наутро повёл в поле. Туда, где под тысячелетним дёрном покоится город, возведённый сорок веков назад.
           Двадцать нашей эры плюс двадцать до нашей эры. "Параллельное время". Город - стационарный, оседлый, какой можно было возвести только при развитом государстве.
           Значит, после Четырёх Цивилизаций (Египет, Вавилон, Индия, Китай) в этом "месте" текло не пустое время, которое пережидала История, и было не пустое поле, ожидавшее, когда придут монголы-кочевники. В этом "месте" была Пятая Цивилизация. Была Страна городов. Был народ. Имя его известно: арии. Арийцы - индоиранцы. Живой мост между Европой и Азией. Герои "Ригведы" и "Авесты". Сонасельники кельтов. Соревнователи тех, кто строил Стоунхендж, Синташту и Пирамиды.
           Прав мой оппонент: если мы, русские, сумеем почувствовать себя преемниками людей, которые возвели когда-то Аркаим, - никто не сможет ни оборвать, ни опустить в забвенье эту нить.

[К оглавлению]

<< К оглавлению