Олег Фомин
СВЯЩЕННАЯ АРТАНИЯ —
СТРАНА
ПРАВДЫ
Р е л и г и я   д р е в н и х   р у с о в


       Обычно принято считать, что у русов не было никакой государственности до пресловутого «призвания варягов». Эта так называемая «норманская теория», состряпанная недобросовестным немецким русофобом Шлецером, оказалась господствующей при космополитичном романовском дворе, где даже русскому языку предпочитались иностранные языки (особенно французский). Такая поддержка оказалась решающей. Шлецерианство доминировало в отечественной историографии не только вплоть до революции, но даже — как весьма сильная тенденция — и после неё. Большевистский переворот лишь отчасти восстановил справедливость. Отчасти, ибо свои наихудшие черты большевики восприняли от романовщины. Замечательная черта того периода и последующего его восприятия нашими современными монархистами: наименее русское (синод вместо Патриархии, столица в Петербурге вместо Москвы — Третьего Рима, голландский триколор вместо древнерусского красного стяга куликовской битвы) стало восприниматься как норма. Тоже и с норманской (прошу прощения за каламбур) теорией.
       То, что многие летописи подделка, призванная подтвердить легитимность Романовых, сегодня для многих не секрет. Но тогда...
       Впрочем, были и тогда те, кто поднимали свой голос в защиту русской истории. Другой немец — русский дворянин Егор Классен — чрезвычайно убедительно, ссылаясь на первоисточники и лингвистический анализ текстов древних памятников, сообщал в своих «Новых материалах для древнейшей истории славян вообще и славяно-руссов до рюриковского времени в особенности» сенсационные для того времени сведения. Да-да, это именно он впервые опознал этрусков как гетов русских, пруссов как порусов или борусков, а в жителях Трои разглядел непосредственных будущих насельников Восточно-Европейской равнины. Не только у Классена, но и у Татищева имеются достаточные опровержения Шлецера. И даже у крайне осторожного Карамзина (часто пользовавшегося эзоповым языком, чтобы водить цензуру за нос) встречаются намёки на то, что Рюрик был всего лишь восстановителем Русского Царства, а не началоположителем. Официальная историография относилась к такого рода «чудачествам патриотов» иногда снисходительно, иногда реагировала в крайне резких выражениях. Так, например, Погодин топтал теорию Эверса о Черноморской Руси, называя её «черноморскими нелепостями». Но ничего не поделаешь. Эти европолюбивые господа крайне боятся археологически подтверждаемых фактов. (Фактов, кстати, не дорого стоящих для самих мистических патриотов.) А факты эти явно не в пользу шлецерианцев. Так, в 40-х гг. XIX в. археолог Ашик, копая в окрестностях Керчи и на Таманском полуострове, обнаружил на последнем курган с двумя склепами, дверь одного из них была завалена тёсанными камнями с надписью краской: ARTAENNO. Что значила эта надпись, мы сейчас как раз и постараемся разобраться.
       Дело в том, что в начале XIX-го в. у русских интеллектуалов развился интерес к арабским и персидским географам, чьи сочинения, помимо прочего, содержат крайне важные сведения о землях русов в 7-10 вв. по Р.Х. Принято считать что большинство этих источников восходит к «Книге видов земли» Абу-Зайда Ахмеда ибн-Сахл аль-Балхи. Её мы и процитируем: «Русы состоят из трех племен, из коих одно ближе к Булгару, а царь его живет в городе под именем Куяба, который больше Булгара. Другое племя, (живущее) дальше первого, называется Славия. Еще племя называется Артания, а царь его живет в Арте. Люди отправляются торговать в Куябу; что же касается Арты, то мы не припоминаем, чтоб кто-нибудь из иностранцев странствовал там, ибо они убивают всякого иноземца, путешествующего по их земле. Только они отправляются по воде и ведут торг, но ничего не рассказывают про свои дела и товары, и не допускают никого провожать их и вступить в их страну. Из Арты вывозят черных соболей и свинец. Русы сожигают своих покойников, а с их богатыми сожигаются девушки по их доброй воле. Иные из Русов бреют бороду, другие же из них закручивают их в виде кудрей. Одежда их — короткие куртки; одежда же Хазар, Булгар и Баджнаков — целые (длинные) куртки. Русы эти ведут торг с Хазаром, Румом и Великим Булгаром. Они граничат с Румом на севере. Они многочисленны и так сильны, что наложили дань на пограничные области из Рума».
       Если по поводу Куябы и Славии почти никаких вопросов не возникает, поскольку хорошо известно, что первая — Киев, а вторая — Словенск (предшественник Новграда), то в случае Артании всё очень не просто. Недаром уже в XX в. выдающийся историк Греков был вынужден удручённо заметить: «Пока нет возможности точно определить местонахождение «Русии на острове». Может быть, эту загадку вообще не придётся разрешить никогда». Да, именно «Русии на острове», поскольку из других восточных авторов, таких как Абу-Исхак аль-Истахри аль-Фарси, написавший «Книгу климатов», известно о некоем загадочном «Острове Русия», который иные из историков отождествляют с Артанией.
       Было бы соблазнительно сказать, что Тамань (некогда бывшая островом) — это и есть Артания и так было всегда. Отсюда и надпись в кургане. Однако всё не так просто. Артанию самые разные историки помещают и на острове Рюген, и в Карелии, и в предгорьях Карпат, и в Новгородских землях, и в Пермских, и в Заволжье, и на Днепре, и в устье Дона, и, в том числе, на Тамани. Именно эта ситуация заставила Грекова усомниться в том, что когда-нибудь на этот вопрос удастся дать
внятный ответ. Дошло до того, что один молодец локализовал (кстати, совсем недавно) Артанию под Томском, причём «под» в буквальном смысле слова — там были найдены подземные сооружения с хорошо сохранившейся кирпичной кладкой, что в свою очередь вызвало множество вопросов. Одним словом, локализуют Артанию где кому не лень. Есть и такая версия (мы, кстати, её и придерживаемся), согласно которой Артания «переехала» с Тамани на север — в район будущего Арзамаса (что можно перевести как «прекрасная Арза») и Рязани (древняя Ерузянь), и даже за Оку вплоть до Волги (тогда по видимости и был основан «град Плесо» — Чувиль), а часть переселенцев рассеялась по всей Восточно-Европейской равнине, смешавшись со славянскими и прочими племенами.
       Подтверждение этому находим в народном предании. Недалеко от Золотого Кольца, в окрестностях Касимова, а именно в деревне Ермишь, ходит легенда о том, что некогда здесь было королевство (?) Артания, которым правили три брата — три царя-волхва — Касым, Кадм и Ермус. Самое интересное, что не только топонимы Ермишь и Кадом соотносятся с этими мифическими именами, но и лежащие за Окой, город Касимов и Ермус. Более того! Под Плёсом до сих пор имеется деревня Касимовка (кстати, родина легендарной Анки-пулемётчицы), по видимости бывшая северной резиденцией старшего брата Касима, когда он гостил у своего младшего брата Ермуса. Соответствие имени «Артания» находится на всём пространстве Междуречья Оки и Волги. До сих пор ещё в окрестностях Гуся-Железного жителей одной из деревень — Чуликсы — кличут «арзя вшивая». Рядом с Александровым (Александрова слобода, откуда есть пошла опричнина Грозного Царя) находится деревня Арсаки. По пути из Владимiра в Гусь-Хрустальный обнаруживается деревня Арсамаки (от арса и греч. macia, то есть буквально «русоборцы»: там произошла крупная битва русов с татарами). Есть под Гусём-Железным и населённый пункт Ардабьево. Это всё тот же корень «арса», восходящий к скифо-сарматскому *ara или авестийскому *area — то есть медведь. «Медведь» был обозначением русов, иными словами воинско-царского сословия. Но если медведь, то откуда гусь? А оттуда же, откуда наши цари-волхвы. В традиционном обществе функция царская и священская были строго разведены. У ариев, как уже было сказано, медведь обозначал царя или воина, а вепрь священника (жреца). Смешение этих функций составляло суть того, что уже в XX в. французский традиционалист Рене Генон назовёт «сатанизмом». Однако в совсем уже стародавние времена была каста (варна), находившаяся за пределами всех сословий и сочетавшая их все сразу. Эта варна (точнее, вне-варна) именовалась хамса — кастой гуся. И если индийские арии достаточно быстро утеряли своих гусей, то в Иране они появлялись ещё достаточно долго. А ведь Иран это и есть вторая (после северного палеоконтинента Гиперборея) прародина русов. Именно из предгорий Памiра шло заселение более северных земель — стоит тут напомнить хотя бы знаменитый выселок на Раншину (так ещё до XIX в. называли барки, ходившие по Волге — древней Ра), где Ангроманью (злое божество, зороастрийский дьявол) совершил две беды — лютые зимние холода (кто ж не знает про русскую зиму) и иноземные правители (что подтверждается на нашей памяти от ордынцев до голштинцев, и даже до Сталина).
       Что же касается Томска — то это, по видимости, одна из древнейших выселок ариев-иранцев из предгорий Памiра, о чём упоминает священная книга зороастрийцев — Зенд-Авеста.
       Немножко географии. Если поглядеть на карту, то будет видно, что Междуречье Оки и Волги не просто речной остров, но ещё и остров почти круглой формы. По очевидности, некогда это был правильный круг, замыкавшийся с Запада через Ламу — реку Волжской системы. Это собственно там, где потом образовался Волок-на-Ламе. Лама — ушедшая из-за бурелома под землю река. Водная география со временем меняется, но даже и теперь по некоторым следам можно кое-что ещё «прочесть».
       Древние налагали время на пространство. И то и другое мыслилось четырёхчастно. Это естественное восприятие мiра в околополярных условиях (о чём писали Герман Вирт и его русский продолжатель Александр Дугин) возникает из наблюдений за движением солнца в течении года. «Проваливаясь» на зиму «под землю», солнце, именовавшееся «сыном божьим», обозначает «точку земного ада» — юг. Потом оно «воскресает», появляясь из-за горизонта. Это «воскресение» древние арии обозначали руной madr, «человек поднимающий руки» (соответствие в церковно-славянском — буква «пси», например, в слове «Псалтирь»). Таким образом, для древних ариев — время и пространство это круг с нижней точкой на юге — точкой трансформации. Чрезвычайно интересно то обстоятельство, что в самом низу речного круга Москвы-реки, Оки и Волги находится город Гусь-Железный, от которого по реке Гусь путь ведёт к городу Гусь-Хрустальный. В средневековой символике (хотя названия эти достаточно поздние, но это ничего не значит) Гусь означает ртуть (по древне-русски «артоуть»), первоматерию. Таким образом, путь от Гуся-Железного до Гуся-Хрустального символизирует трансформацию от низкоматериального состояния (железо) к духовному (хрусталь, чьё название происходит от греч. «Христова соль»). Ещё более знаменательно то, что река Гусь разветвляется на три рукава, то есть в точности своим видом соответствует руне madr. Правый рукав именуется Колпью, что значит «феникс» или «сокол»
и звучит по-варяжски как «Рюрик». А сокол — символ царской власти в Иране, особой силы, именуемой «хварено».
       Древнейшую религию мiра Вирт именует «полярным христианством». Во многом наследниками этого «полярного христианства» стали иранские арии. Отсюда их дуализм: доброму богу Ахуромазде противостоит злой бог Ангроманью. Совсем не та ситуация в Ветхом завете. Демоны иногда мыслятся едва ли не как слуги Божьи (ср. напр. «Книгу Иова»), и уж во всяком случае не как равные Ему. В этом отношении зороастризм очень трагичная религия.
Чрезвычайно напоминающая христианство, но в то же время с ним разнящаяся. Зороастризм акцентируется на борьбе со слугами «дьявола» — Ангроманью, а его охристианившиеся последователи — манихеи — объявляют мiр проклятым, лежащим во власти диавола. Некоторые из наиболее радикальных богумильских толков доходили до того, что постились до смерти (endurra — любопытно как это соотносится с «капитонами» — русских постников до смерти), всё время подпрыгивали вверх и задерживали как можно дольше дыхание (это чрезвычайно напоминает русские беспоповские толки, в частности, бегунов), чтобы не соприкасаться с тем, что отравлено диаволом. Альбигойцы (манихейский толк с некоторыми чертами русского Православия) вели с католиками битву не на жизнь а на смерть. Все, разумеется, погибли. А часть их была сожжена в Риме по обвинению в ереси. «Ересь» состояла в частности в том, что альбигойцы употребляли формулу «Яко Твое есть Царствие и Сила, и Слава, Отца и Сына, и Святаго Духа».
       Иногда, когда пишут о религии русов, то говорят, что она мало имела общего с религией славян с их вполне понятным язычеством. Напротив, в случае русов мы не находим никакого «многобожия». В центре русской религии — божество Троян или Триглав (восходящее к иранскому Траэтаону-Феридуну). Вот с кем, по нашему разумению, следует соотносить сказанных трёх царей-волхвов.
Кстати, евангельские цари-волхвы по одному из устных преданий пришли именно из Ирана. Из Ирана ли, спросим, или из иранского выселка? Вот почему средневековые мусульманские авторы мнутся, когда пытаются втолковать, что русы с одной стороны христиане, а с другой стороны — язычники. У них в голове не укладывается, что русы, по крайней мере один из трёх разрядов их (синф), были «христианами» ещё до христианизации Руси. Вот почему в житии св. Кирилла, в списке, хранящемся в Рыльском монастыре, русским по белому написано: «Обреть тоу Евангелие и псалтырь Роусьскими писмены писано и человека обреть глаголюща тою беседою, и беседовав с ним и силоу рече прием, своей беседе прикладае и вскоре начеть чисти и сказовати и дивляхуся ему Бога хваляще». Это произошло прежде его хождения в Моравию, когда он был в Херсоне. Следовательно уже тогда на Руси существовало Писание.
       Что-то не поддающееся нашему бедному рассудку происходило тогда на Руси. И это не банальное противостояние христианства и язычества. А нечто более глубокое и страшное. Здесь великая тайна и ещё тысячи, и тьмы загадок. Вспомним характерное противостояние ПРАВДЫ и КРИВДЫ в русском сознании. Уж не зороастрийское ли это противопоставление? Кстати, правда по-ирански именуется «аша», что легко трансформируется в «арта» или «ареша». В этом свете совсем иной смысл обретает «крестильный поход» на Новгород (а ведь известно, что и до этого там стояли церкви, между прочим, разрушенные киевскими «христианизаторами»). Уж не прообразование ли здесь раскола 1666 года, когда именно оттуда, с юга, «с нижней точки зимнего ада» двинулась «церковная справа», «зверь из бездны выходящий» со зловещим рылом нечестивого папежника Паисия Лигарида и его бесноватых приспешников?
       Многие из ревнителей древлего благочестия тогда бросились именно сюда — в благодатные земли Артании и дальше — в Заволжье. Неслучайно, если ехать по Рязанке, а там и Муромской дорожке, то всё чаще будут встречаться старообрядческие и единоверческие храмы. Есть и такие деревни, где Никоном и не пахло. Отсюда восстанет Русь-Артания, страна Правды. С Востока свет, с Востока! Отсюда грядёт Божий Сын судить западную апостасию. Красный, кроваво-красный Восток, как Христова кровь, текущая с Голгофы, как стяги русских войск на Куликовом поле...